ЕЛЕНА НАЙМУШИНА: “ГИМНАСТИКУ Я НЕНАВИДЕЛА”

После провала российских гимнасток в Пекине - как не вспомнить блестящую победу сборной СССР на Олимпиаде в Москве?! Трудно представить, что тот звездный состав мог оказаться «вне игры». О том, что творилось в спортивных кулуарах 1980 года, корреспонденту “МК” рассказала олимпийская чемпионка, красноярка Елена Наймушина.

СПРАВКА “МН”
Елена Аркадьевна Наймушина - чемпионка Олимпийских игр 1980 года по спортивной гимнастике. Чемпионка СССР 1979 года. Серебряный призер чемпионата мира 1979 года. Победитель Кубка мира 1980. Победитель Кубка Европы 1981 года. Заслуженный мастер спорта СССР.

Е.Н.: Подготовка к Олимпиаде в Москве далась нам очень тяжело. Последний сбор проходил в Минске. Я жила в одной комнате с Леной Мухиной. Как она не хотела выступать! У нее была растянута нога, а ее все время толкали: “Давай, давай”. Тренировки шли с утра и после обеда. Каждый день нам устраивали соревнования. Меня могли разбудить в 4 часа утра и отправить на бревно, чтобы спросонья показала программу. У Нелли Ким на нервной почве открылась язва желудка. Я рыдала прямо на помосте. В общем, команда разваливалась на глазах. До Олимпиады оставалось десять дней, основной состав был утвержден, но вместо нас уже хотели ставить дублеров. Сборную спас старший тренер Аман Мурадович Шаниязов. Он остановил тренировки и отправил всех отдыхать на озера. На него шипели: “Что вы делаете? Срывается подготовка! Ни дня нельзя терять!”, а он решился на этот шаг. Три дня мы жили в палатках на свежем воздухе, пищу готовили на костре, мальчишки рыбачили. Вернулись другими людьми и выиграли.
МК: Почему на московской Олимпиаде вы не участвовали в личных соревнованиях?
Е.Н.:
В сборной я была забойщицей: открывала командный турнир. Своим выступлением должна была задать тон всей команде.
МК: Ответственное дело...
Е.Н.:
Обалденное волнение было на разминке, но как только называли мою фамилию, я отключалась. Тренироваться не любила, а выступала с удовольствием. Нас почему-то учили, что советский спортсмен всегда должен быть серьезным, а я смотрела на судей и улыбалась им во весь рот. До сих пор помню все свои элементы и даже ощущения. Как только закончила вольные упражнения, ко мне подбежал Ваня Ярыгин. Схватил на руки, стал подбрасывать...
МК: Помните, как вас встречали в Красноярске?
Е.Н.:
Встречало столько народу, что я просто растерялась: вышла и – назад, в самолете спряталась.

ХХХ

МК: Ваша спортивная биография до Олимпийских игр известна достаточно хорошо, а потом - непонятный пробел. Пишут, что вышла замуж и уехала в Латвию. Но не в 15 же лет?
Е.Н.:
В 18. До этого было два насыщенных спортивных года. У нас с Валентином Анатольевичем (Шевчуком, наставником Наймушиной - МК) произошел конфликт, и мне дали другого тренера.
МК: Что случилось?
Е.Н.:
Сейчас у нас хорошие отношения, и я не хочу ворошить прошлое. Скажем так, иногда люди устают друг от друга, и им нужны перемены. Поработав тренером, я стала лучше понимать его. У меня ведь тоже не ангельский характер. Например, Шевчук говорит: “Сделай сальто три раза”. Сделала. “Сделай еще”. “Не буду”. Могла залезть на верхнюю жердочку брусьев и просидеть там час. Ну, он и не выдержал. (Конфликты тренеров со спортсменами - явление нередкое. На днях по центральному телевидению показали документальный фильм об олимпийской чемпионке 1972 и 1976 годов Ольге Корбут, которая рассказала, что не разговаривает с бывшим тренером уже 30 лет. Тот недоумевает: “Подумаешь, влепил пощечину...” Валентин Шевчук не признает подобных отношений: “Я никогда не бил детей ” - МК).
МК: Каких успехов вы добились после Олимпиады в Москве?
Е.Н.:
Завоевала две золотые медали на Кубке мира в Канаде: на бревне и в вольных упражнениях. Могла выиграть многоборье, но упала с брусьев. Почему-то нигде не записан факт, что я победила на Кубке Европы в Италии с трещиной в позвонке.
МК: Как такое возможно?
Е.Н.:
На уколах. Вместо меня никого не могли послать: приглашение было именным.
МК: Здоровье побоку?
Е.Н.:
После этого и начались проблемы со здоровьем: отнималась рука, нога. Месяц пролежала в больнице. Вылечили, но спина нет-нет да и заболит.
МК: На этом и закончили?
Е.Н.:
Хотела закончить, но меня грубо заставили вернуться в спорт. После больницы вызвали в Москву, поставили посреди комнаты, и три наших генерала (милицейских, - Наймушина выступала за спортивное общество “Динамо” - МК) стали ругать: “Родина на тебя столько денег потратила! А ты!..”. Запугали насмерть и выдавили обещание не уходить из сборной.

ХХХ

Е.Н.: Как только мне исполнилось 18 лет, будущий муж Андрис увез меня в Ригу. Через год родился Том, через два - Филипп.
МК: Двое детей в 20 лет... Каторга?
Е.Н.:
Счастье. А когда родилась Линдочка, я стала еще счастливее. Она у меня поздний ребенок. Сейчас ей 14 лет.
МК: Нашли себя в семейной жизни?
Е.Н.:
Поначалу даже яичницу приготовить не могла. Мне очень помог муж. Сказал: “Неделю готовлю я, неделю - ты”. Я внимательно смотрела, что он делает, и на следующей неделе готовила то же самое.
МК: Чем занимался муж?
Е.Н.:
Он был действующим спортсменом, чемпионом мира по велогонкам. Часто находился в разъездах.
МК: А вы сидели дома?
Е.Н.:
Нет, работала. В декретный отпуск не уходила. Пособий по уходу за детьми не получала. Меня часто вызывали судить соревнования: и в Москву, и в Красноярск, и за границу.
МК: С кем оставались дети?
Е.Н.:
Они всегда были со мной. Том и Филипп - спокойные послушные ребята. Когда родилась Линда, они окружили ее заботой: играли с ней, в школу провожали... Я довольна своими детьми на все 100 %.

ХХХ

МК: Ваши родители занимались спортом?
Е.Н.:
Нет.
МК: Откуда же вы такая взялись?
Е.Н.:
Мама рассказывала, что я родилась в поезде. Нас сняли на какой-то станции. Видимо, она хотела вырваться из деревни в Красноярск. Потом родственники помогли ей купить квартиру, и мы стали жить в Зеленой Роще.
МК: Вы пришли в спортивную гимнастику в 5 лет. Чем она захватила вас?
Е.Н.:
Можно честно? Ничем. Терпеть ее не могла. Ненавидела. Меня все время заставляли. Когда закончила выступать, несколько лет слышать о ней не хотела.
МК: Заставляла мама?
Е.Н.:
Мама в трех местах работала, чтобы поднять нас с сестрой. Представляете, одинокая женщина приехала из деревни и купила кооперативную квартиру. Сколько помню, рано утром мамы уже нет, поздно вечером - еще не пришла. На тренировки меня водила старшая сестра.
МК: А сама она не занималась?
Е.Н.:
Занималась, пока не сломала на брусьях нижнюю жердь. Я завидовала, что Шевчук выгнал ее.
МК: Тем не менее, перешагнув через звание мастера спорта, вы в 13 лет стали мастером спорта международного класса. Не было мысли: «Какая же я великая»?
Е.Н.:
Никогда не считала себя великой, и до сих пор завидую сестре. Я бы хотела быть такой же бабушкой, как она. Чтобы внуки меня обнимали, а то дочь прижмется и говорит: “Мама, я опять об твою кость ударилась”.
МК: Какие элементы вы стали исполнять первой на планете?
Е.Н.:
Фляки на бревне через одну и другую руку, переворот и сальто вперед. Они занесены в учебник. На тренировках пытались делать четверное сальто.
МК: А на соревнованиях?
Е.Н.:
Не делала даже тройное. Такую сложность нам не разрешали. Тогда это выполнял единственный человек в мире.

ХХХ

МК: Легко освоились в Латвии?
Е.Н.:
Все 15 лет хотела вернуться в Россию. Я не слишком хорошо знала латышский язык и чувствовала себя глухонемой, а после распада Советского Союза начался какой-то ужас. Русские разъехались кто куда, побросали мебель, книги… Жутко было смотреть, как топчут Есенина, Достоевского… Мне не давали ни гражданства, ни работы, припомнили отсидку мужа.
МК: Ваш муж сидел?
Е.Н.:
В 1986 году он получил 3 года за спекуляцию. Устроили показательный суд, и отправили на химию под Красноярск. Сейчас уже нет такой статьи. Я хотела добиваться реабилитации, а он говорит: “Да ну на фиг”. Всю жизнь ему поломали, а мне объявили, что больше трех месяцев в году не могу находиться в Латвии. С мужем мы к тому времени уже не жили вместе, поговорила с детьми. Сыновья остались там, а дочь сказала: “Где мама, там и я”. Уже пятый год живем в Москве.
МК: Не хотите вернуться в Красноярск?
Е.Н.:
Александр Геннадиевич Хлопонин предлагал: “Лена, возвращайся, мы для тебя Дворец спорта построим”. Почему-то зовет нас с Немовым: “Алексей будет заниматься экстремальными видами, а ты - гимнастикой”.
МК: И что решили?
Е.Н.:
До ноября я должна дать ответ в Москве. Там тоже говорят о строительстве Дворца спорта и обещают служебную квартиру. Сейчас я должна думать о будущем дочери. Если в Красноярске дадут свое жилье - вернусь.

Евгений КУТАКОВ.